Земляки

Судьба моей бабушки

Посвящается 90-летию со дня рождения Анны Шухаловой

7 декабря моей бабушке Анне Яковлевне Шухаловой исполнилось 90 лет. Этот очерк – оммаж любви и уважения дорогому мне человеку – бабушке Нюрочке, как я ее ласково называю. Это история о сложной и трудной судьбе женщины, рожденной до войны и пережившей практически целую эпоху.

Детские воспоминания неразрывно связывают меня с бабушкой. Помню, лютовала очередная зима. Родители меня на каникулах частенько отправляли в гости в Кандаурово к Нюрочке. «Мороз и солнце; день чудесный! Еще ты дремлешь, друг прелестный — Пора, красавица, проснись…», — писал А. С. Пушкин. Так и я просыпалась от запаха вкусных ароматных пирожков, напеченных Анной Яковлевной.

Ни свет, ни заря, а она уже «заводит» тесто, печет в избытке — от хлеба до кулинарной сдобы. Моя бабушка и вправду умелица с золотыми руками! И все гостям на угощенье! А сама сидит за столом, пьет чай и отрывает от буханки куски белого, свежего хлеба. Его Нюра ценит больше всего. Детские военные годы, голод, холод, беднота. Трудные испытания выпали и на её долю…

Детские годы

Анна Яковлевна родилась в 1933 году в селе Кандаурово в многодетной семье Прасковьи и Якова Свининых. Девочка стала третьим ребенком в семье. Первый ребенок, братишка Костя, не выжил, умер в 3 месяца. Тогда прабабушку Панну частенько отправляли от Совхоза на покос. Грудное молоко «перегорало», грудничка кормить было нечем.

В 1927 году родился еще один старший брат, родители его нарекли Константин — тезкой их первенца.

Есть и младшие сестры у Анны – Тамара, Валентина и Клавдия. Сегодня, спустя почти сотню лет, Нюра может созваниваться только с Клавой, только она осталась жива. Сестер разделяют тысячи километров от с. Кандаурово Новосибирской области до г. Белая Калитва Ростовской области.

Мать Прасковья работала свинаркой, отец Яков – пасечником. Трудился как на своей, так и на государственной пасеках.

Жизнь деревенская была не сахар. Выживали за счет натурального хозяйства – держали корову, поросенка и куриц. Творог, масло, молоко – это основное питание, от голода точно не умерли бы, как бы ни было трудно.

«Щавеля нарву, на воде его сварю, а затем молоко вскипячу и в него уже кидаю щавель», — вспоминает Нюрочка, как кухарила для своей большой семьи.

Прасковья часто ездила в город, сестрам возила молоко, взамен давали печатку мыла. А Аня, как всегда, оставалась «за старшую».

В школу не в чем было ходить — обуви не хватало. «Один галош большой, один маленький! Стыдно было так ходить», — признаётся бабушка.

Да и дома нужно было помогать матери Прасковье: печку топить, управляться по хозяйству, следить за младшими ребятишками. Старший брат Костя постоянно работал в колхозе, ему было не до домашних хлопот.

Аннушка хоть и была мала, но уже умела немало в свои годы. Дрова самостоятельно перевозила с леса: «Пилочкой напилю на чурочке хворост и везу домой на санях».

Правда, школу бабушке пришлось бросить. Три с половиной класса начального образования всего получила. Сестра Валентина тоже распрощалась с грамотой. Все-таки сказывались тяготы взрослой жизни, обрушившиеся на девчонок с юных лет.

Война

 В 1939 году началась Вторая Мировая война. Нюре было всего 7 лет. В 1941 году — в первый же призыв Великой Отечественной, отца Анны забрали на фронт. Вся семейная пасека отошла колхозу — стала государственной. Прабабушка Прасковья осталась одна с четырьмя детьми, беременная пятым ребенком — Клавдией.

В первые месяцы прадедушка сражался под Сталинградом. С фронта приходили письма. В одном из них он просил: «Если родится сын — назовите Иваном, если дочь — Клавдия».

Наказ Якова Ивановича был выполнен. В 1942 году у моей бабушки родилась сестра — Клава, но до нужного адресата так и не дошло счастливое известие. Переписка прервалась, с фронта не было никаких новостей.

Спустя некоторое время пришла весточка из сельского совета: будто раненного, потерявшего обе ноги, тятю привезут домой.

«Народу куча собралась в ограде дома, все ждали папку — Свинина Якова Ивановича. Но так никого и не дождались. Думали, что не доехал, погиб в пути», — вспоминает бабушка.

Позже снова пришла «похоронка», в которой сообщалось, что отец Анны считается без вести пропавшим. Прасковья не хотела верить в это, как и многие другие жены, матери, дети, ждущие с войны своих родных. Прабабушка чувствовала, что он жив и оказалась права.

Все весточки оказалась ложными. На протяжении еще четырех лет папа моей Нюрочки продолжал сражаться в боях и 1 мая 1944 года героически проявил себя, дошел до Польши. Оставался всего год до водружения Знамени Победы над Рейхстагом. Этому свидетельствуют архивные документы приказа № 17 от 10 мая 1944 года, рассекреченные в 2015 году: «Свинин Яков Иванович, стрелок-рядовой 2-й пулеметной роты в районе деревни Кустыче проявил образцы мужества и отваги. Оставшись один из расчета, он установил пулемет и уничтожил группировку в 10 солдат противника, прорвавшуюся через реку Турья, а также подавил одну огневую точку противника». За этот подвиг прадедушка получил медаль «За отвагу». Но домой он так и не вернулся.

Работа

Жизнь в деревне не терпит ленивых, поэтому с самого раннего детства бабушке приходилось немало трудиться.

Юная Анна начала работать с 10 лет. Работала на продуктовом складе — мыла полы после посевной, выметала пшеницу, на телеге хлеб перевозила. В советские годы колхозники работали за трудодни, предполагавшие впоследствии оплату зерном. В конце года бабушка получала вместо заработной платы от двух до трех мешков пшеницы.

В 13 лет девушку отправляют трудиться на прицеп, на котором она отработала четыре года. «Один человек зерно в мешок насыпает с бункера, а я быстро завязываю мешок. Конь идет за комбайном, а мне нужно успеть закинуть на него мешок. Знаешь, как было тяжело?!», — в раздумье будто спросила меня Анна Яковлевна.

Молодая девчонка продолжала очень оперативно работать в колхозе: «Меня не успевали переводить то на одну, то на другую работу. То варить отправят, то на прицеп».

Бабушка была достаточно проворна — самостоятельно коня запрягала, суп наливала. Ничем не прикрытые ведра перевозили на телеге. «Пока везли на поле, больше половины расплескивалось. Удавалось довезти не так много похлебки для работяг», — сетует Нюрочка.

Успевала по очереди с Прасковьей чередоваться: то в колхозе, то по дому хозяйничала.

От фермы юную стахановку отправляли куда угодно. Некоторое время Нюра успела «посидеть» на плуге. «Везде работала, где придется. Лишь бы трудодни поставили, а осенью хоть бы пшеницы получить!», — вспоминает бабуля.

В 14-15 лет ее отправляют работать телятницей, здесь она задержалась на семь-восемь лет.

В 1945 году закончилась война. Жить стало полегче. Если раньше давали полбулки хлеба на пятерых, то после войны продовольствия стало вдоволь. Покупай, сколько хочешь. Стали даже выдавать сахар.

После работы на комбайне вся молодежь бежит на вечерки в «Амурский край» (Амур – это определенная часть села, так называют его кандауровцы). Юноши берут гармонь, девушки наводят красоту. Анна, конечно, не отстает от односельчан — вплетает в две косы яркие банты.  Играют на гармошке, жгут костер, поют, танцуют до утра, а с восходом солнца снова едут в поля.

Позже трудилась на мельнице, на заправке, в детском саду, в пекарне до ее закрытия. До пенсии (до 55 лет) и еще в течение двух лет Анна Яковлевна работает дояркой: встает на рассвете, обслуживает целую группу коров. Впоследствии даже становится передовой по хозяйству и по надоям! И, конечно, протрудившись долгие годы, бабушка заслуженно удостаивается звания «Ветеран труда».

Любовь и семья

 В Кандаурово бабушка встретила свою судьбу, моего деда Шухалова Николая Андреевича.

Все произошло внезапно, в один день все изменилось. Семнадцатилетняя красавица с косой до пояса совсем не ожидала замужества. Сваты грянули как снег на голову. Как зачастую и случалось в давние времена — жених с невестой до сего дня не виделись ни разу. О предстоящей свадьбе бабушка даже не помышляла.

«Долго сопротивлялась, до темной ночи. Прибежал дядька Михайло Свинин. Он рассказал, что парень хороший. Советовал брать в мужья Николая!», — вспоминает Анна Яковлевна. Бабушка смирилась и согласилась на брак.

Устроили пир, на котором собралось все село. Раньше ведь как было: ходили на гулянку, чтоб себя показать, на невесту и жениха поглядеть. Платье для Нюрочки сшили у местной портнихи. Жених оказался отменным гармонистом. Ах, эта свадьба пела и плясала!

Так появилась новая семья. После росписи молодая пара поселилась в доме матери жены. Здесь уже родился старший сын Владимир, а через полтора года дочь Тамара.

Николай продолжал работать трактористом, а бабушка в Совхозе. Спустя некоторое время семья Шухаловых купили половину другого дома и переехали жить отдельно. Через семь лет появился на свет второй сын Олег. В 1970 году Нюра родила младшую дочку, мою маму — ее назвали Ларисой.

Анна, несмотря на огромную занятость и домашние хлопоты, пошла работать заведующей в детский сад. Бабушка все успевала, сказывалось деревенское, наполненное трудом детство.

Прожила с мужем около 20 лет. Осталась вдовой. Николай умер в тракторе от сердечной недостаточности. Бабушка, как и ее мама, осталась одна с двумя маленькими детьми. Двоих ребятишек уже вырастила.

Сестра Тамара предлагала Анне переехать жить в г. Кемерово, но бабушка так и не согласилась — осталась жить в родном Кандаурово.

Сейчас у Анны Яковлевны уже взрослые внуки: Эдуард, Олеся, Елена, я (Анна) и пять подросших правнуков: Николь, Мария, Сергей, Егор, Дарья.

Бабушка, несмотря на трудности давно минувших дней, никогда не жаловалась, рассказывала радостно о своей тяжелой судьбе.

Это девяностолетняя женщина достойна уважения и почитания, пережившая бедное детство, военное время, преодолевшая тяжелый ручной труд и тяготы, выпавшие на долю ее поколения.

Моя Нюрочка – любимая бабушка! Желаю тебе крепкого здоровья и долгих лет жизни!

Анна Морозова, библиограф II категории МБУ «Колыванская ЦБС».